Открыть полную версию сайта

Авторские статьи и видео

Две корректуры для одной книги, или У вас там все в порядке с арифметикой??

Две корректуры для одной книги, или У вас  там все в порядке с арифметикой??

Классический вопрос, с которым сталкивается наш менеджер по работе с клиентами. Почему в смете две корректуры? Редактирование  – одно, дизайн – один,  верстка – одна, а корректур что-то внезапно две. «Вы, наверное, ошиблись!» — говорят самые лояльные. «Хотели нас обмануть и побольше заработать?» — неделикатно напирают иные. И правда, пора уже наконец прояснить  роли этих загадочных первой и второй корректур.

Разные заботы одного специалиста

При классическом полном цикле допечатной подготовки в современном приличном издательстве книги корректур не может быть меньше двух. 

На самом деле, можно и с одной корректурой, и даже без нее. Поищите в Яндексе «издать книгу дешево» или «издать книгу бесплатно». Но у нас заявлено современное приличное издательство, так что не отвлекаемся.

Почему, если вы не хотите получить под обложкой нечто сродни куску старой котлеты, на который невозможно смотреть без отвращения, следует  настраиваться минимум на 2 корректуры? Потому что у них абсолютно разные задачи, разная суть. Это два разных текста.

Первая корректура, она же корректорская вычитка, — это прочесывание каждого предложения в сыром тексте в поисках ошибок и опечаток. Что касается второй, технической, то уже из названия понятно: на этом этапе корректор будет отслеживать еще и некие технические параметры. Эта корректура выполняется после того, как макет книги сверстан и утвержден автором.

Рассмотрим эти процессы более подробно.

Первая корректура: грамматика и лексика, орфография и пунктуация, эрудиция и здравый смысл

Предполагается, что к началу работы корректора текст уже отредактирован, приведен к единому  литературному стилю, все сюжетные линии в нем выстроены,  факты — выверены. Задача корректора теперь — исправить орфографические,  пунктуационные, лексические и грамматические ошибки. Причем сделать это не по правилам средней школы, а руководствуясь профессиональными корректорскими знаниями. Знаете ли вы, что одних только тире существует три вида: среднее, короткое и длинное? Вероятно, нет: ни в одной школе этому не учат. А корректор знает. В каких случаях ставятся кавычки-лапки, а в каких — кавычки-елочки?

 Бывают ли книги вообще без опечаток?
 Да, бывают – случайно.
 Во всех остальных опечатки есть, даже если вы их не видите. 

Если текст приличный и, в общем-то, не требует редактирования, корректор становится его первым «воспитателем». И если все же встретится хорошему корректору редакторский ляп (та самая «коза кричала нечеловеческим голосом»), хороший корректор не скажет: «Это не мое дело», а привлечет внимание автора к сомнительному обороту, а в некоторых случаях – и сам внесет нужные исправления.

Далее. Задача корректора — унифицировать все названия и имена. Если главный герой в первых главах называет девушку Нюрой, а потом неожиданно Нюшей, это явная опечатка, глазная ошибка автора. Во всяком случае, повод задать вопрос, почему так резко и без всяких пояснений имя героини изменилось.

Корректор проверит цитаты. Даже если цитата очень распространенная, все равно ее надо проверять. Классический пример — фраза «Я устал, я ухожу». Многие знают, что ее сказал Ельцин, и даже вспомнят, при каких обстоятельствах. Однако покойный Борис Николаевич этого вовсе не говорил. Он просто сказал: «Я устал», а продолжение придумал какой-то журналист. И как бы эффектно ни звучала измененная фраза, корректор не допустит, чтобы автор предстал перед своей аудиторией несерьезным, поверхностным человеком.

Корректор проверит, правильно ли употребляются слова, не нарушен ли он смысл. Он знает, что конгениальность не имеет никакого отношения к гениальности, а апробирование — к пробованию. Поэтому фразу «мы апробировали* новый рецепт супа» хороший корректор исправит.  (Плохой – даже не поймет, что тут было не так.)

По согласованию с автором корректор может вносить небольшие изменения в структуру текста. Например, разбивать длинные абзацы на два-три, если это напрашивается по смыслу. Он проверяет правильность сокращений, с которыми в русском языке черт ногу сломит. Вы знаете, что миллионы и миллиарды (млн и млрд) сокращаются без точки, а тысячи (тыс. или т.) — с точкой? Никто не помнит, почему так пошло, есть наверняка исследования филологов, где это умно объясняется, но факт останется фактом: написал правильно — молодец, неправильно — ужас, какой неграмотный автор.

Почему я больше не работаю корректором

Корректор держит в голове тысячи правил, норм, их комбинаций. Он буквально перетряхивает каждое предложение, выгоняя из него маленьких блошек и вычищая заметные кучи… того самого.

Хороший корректор — это очень крутой специалист. Он либо четыре года получал профильное образование в полиграфическом техникуме, либо имеет приличную практику под руководством хорошего наставника, либо значительный опыт работы в издательстве. Почему корректором не сможет быть любой грамотный человек, я уже писала раньше. Как в любом деле, здесь важна постоянная практика и весьма непросто оставаться на высоте.

Раньше я работала корректором и брала тексты на вычитку. Но после того, как создала свою компанию, начала писать книги и зазвездилась, корректурой я больше не занимаюсь. И я четко вижу, как быстро падает моя квалификация. Я лезу в словарь за такими ответами, которые раньше всплывали в голове автоматически. И случаев таких сотни. Мне самой неудобно, когда я спрашиваю коллег, как здесь написать, а коллеги, усмехаясь про себя (мол, зажралась, Любовь Михална), снисходительно объясняют, как в этой ситуации нужно поступить.

Словом, с таким уровнем профессиональной грамотности брать за корректуру деньги уже нельзя. 

 

Вторая корректура: ну зачем??

Создается впечатление, что с текстом сделано все, что только возможно. Что еще вы собрались там искать?

Новые ошибки, которые появятся в процессе создания макета.

Понимаете, да? В первый раз корректор читает сырой текст. Во второй – сверстанный макет. Это два разных материала, с разной судьбой, с разным прошлым.

Какую бы огромную работу ни провел корректор в первый раз, важность технической вычитки это не снижает. Теперь перед глазами специалиста финальная версия макета, куда полностью заверстаны текст, рисунки, фотографии,  диаграммы, таблицы, подрисуночные подписи... Все это сверстано в симпатичном дизайне, иногда в несколько колонок.

 Зачем вычитывать текст сейчас?

  • Примерно 5% ошибок по-прежнему скрываются в тексте. Корректор — живой человек, его глаз замыливается. Даже для спецов высшей категории это допустимая погрешность. И как раз на этапе второй корректуры эти 5% вычищаются. Теперь (тихонечко так заметим), даже если и останется две-три опечатки на книгу – будет не так совестно.

 Бывают ли книги вообще без опечаток?

 Да, бывают – случайно.

 Во всех остальных опечатки есть, даже если вы их не видите.  

  • Текст, превращенный из сырья в красивый макет, приобретает новые свойства, которых не было раньше, во время первой корректуры. Так вот, эти новые свойства могут быть сформированы со своими нарушениями. Корректор — это единственный человек, который может профессионально все отследить.

Черт возьми, скажете вы, мы живем в 21 веке, а у нас до сих пор один человек проверяет другого!! У нас космические корабли бороздят просторы Вселенной, а проверяют переносы слов какие-то люди с карандашиками, пусть уже и электронными?!

Да! И этот удивительный факт, по моему мнению, придает книге такое сакральное значение. Именно то, что книга делается долго и сложно, что это ручной труд, и наделяет ее такой ценностью.

Книга создается один раз и навсегда. Если кто-то укажет нам на ошибку на нашем сайте, мы скажем большое спасибо и быстренько все исправим. А в случае с печатной книгой такой возможности не будет. Отпечатан тираж 5 тыс. экз., уплачен миллион рублей, и не провернуть этот фарш назад. Все эти тысячи копий навсегда останутся с орфографическими ошибками или с ошибками верстки. И чтобы снизить эту вероятность, производится вторая корректура.  Если бы специалисты не подстраховывали друг друга, если бы все книги делались дешево и быстро, они бы потеряли свою ценность.

А что будет, если оторвем предлог от слова? Почему так нельзя? Да ничего не будет, если один раз. Серьезно: что будет, если вы на левую ногу наденете черный ботинок, а на правую – красную тапку и так придете на работу? Ну посмеются, назовут чудиком, попросят больше так не делать. А если вы так будете ходить каждый день? А если неграмотная верстка предлогов и переносов будет встречаться на каждой странице? Вас, ой, книгу, отбросят подальше. В принципе, ничего смертельного. 

Хватит эмоций, к делу.  На что смотрит корректор при технической вычитке (второй корректуре):

  • Неправильные или неблагозвучные переносы. Нельзя переносить и оставлять на предыдущей строке одну букву. Бывают неблагозвучные переносы («поп-рыгал» и «зад-рожал»), увидев которые, корректор пишет указание верстальщику подтянуть перенос.  Нельзя отрывать предлог или союз от самого слова. 
  • Висячие строки. Висячие строки. Ошибки версткиВ хорошей книге вы не увидите «повисшей» строки, то есть первой строки абзаца в самом конце страницы или одной строки на странице вообще. Закончилась, например, глава, и ее последняя строка сиротливо повисает на белом листе. В приличной книге нет таких грубых нарушений классических правил. Корректор такое дело заметит, укажет верстальщику. Тот  вручную втянет строку на предыдущую страницу. Нормальный верстальщик, по-хорошему, и не сдаст текст в таком виде, но и на старуху бывает проруха.
  • Единообразие всех шрифтов, унификацию кегля (величины букв) и межстрочных интервалов. Часто в книгах используется несколько шрифтов и кеглей — для заголовков, для подзаголовков, для подписей к рисункам и самого текста. Корректор проверяет, чтобы для всех элементов были использованы нужные шрифты, отбивка относительно края, чтобы все было подчинено той логике, которая заложена в верстку.
  • Оглавление и номера страниц. Корректор проверяет, чтобы номера страниц в оглавлении совпадали с реальными, чтобы ни одна глава и ни один заголовок не потерялся.
  • Колонтитулы. 2019-01-17_13-11-58 (2) Корректор отслеживает логику колонтитулов. Так называется элемент оформления страницы, расположенный над и/или под текстом и несущий разнообразную информацию. Самый простой пример – это номер страницы, он обычно ставится в нижнем колонтитуле. Верхний же бывает как сквозной на всю книгу (например, слева — имя автора, справа — название книги), так и меняющийся с каждой главой (слева — название книги, справа — текущей главы). Бывает так, что началась новая глава, а колонтитул остался от предыдущей. Да, следует распять верстальщика, но это потом, после сдачи книги в типографию. А пока корректор все найдет и исправит.  
  • Иллюстрации. Да, картинки порой теряются. Не все, конечно, но из пятидесяти фотографий две запросто могут стоять не на своих местах. И если автор ссылается на одну иллюстрацию, а там совсем другая, становится в лучшем случае смешно. Корректор обязан этого не допустить. А еще бывали случаи, когда иллюстрация вставала на страницу вверх ногами – например, при публикации репродукций современных картин.
  • Подрисуночные подписи. Могут быть смещены или перепутаны и подписи к иллюстрациям. Если на фото изображено яйцо, а под ним подписано «курица», то корректор это заметит. Точно так же отслеживаются подписи под таблицами, диаграммами, и, разумеется, отслеживается порядковый номер всех этих элементов.

Существует масса других мелочей, на которые обращает внимание корректор при технической вычитке. И все бы ничего, но дело в том, что нередко и сам текст с момента первой корректуры претерпевает изменения. Авторы, читая уже сверстанные макеты, просят добавить где-то один абзац, где-то пару предложений, где-то вырезать лишнее. Соответственно, корректор должен проследить и органично вписать изменения в массив текста.  Иногда работа над таким кусочком отнимает больше сил, чем корректура целой главы.

Словом, корректору во время второй читки приходится проходить целиком весь текст, так что техническая корректура оказывается ничуть не проще обычной.

После технической вычитки верстальщик получает правки корректора и очень аккуратно вносит их в свой файл верстки, в исходники программы InDesign. Потом он формирует новый PDF-файл и отдает его корректору для сверки (почему все так сложно и отчего бы корректору не сделать все самому — читайте в другой статье). Как правило, несколько корректорских сигналов внесены неправильно, и снова и снова идет процесс исправления. И только тогда, когда все обнаруженные неточности исправляются, работу над макетом можно считать выполненной.

А если все-таки без второй корректуры, а?..

Существуют сервисы самиздата, которые позволяют бесплатно залить ваш текстовый файл в некий шаблон и напечатать книгу. Без первой корректуры и без второй, даже без помощи верстальщика. Умрет ли кто-нибудь от того, что в книге будут какие-то косяки — заголовки некрасиво отбиты, главы перепутаны, где-то вылезет пустая белая страница? Никто не умрет. Книгу после этого можно будет прочесть? Можно. И даже использовать ту информацию, которая в ней содержится. И все равно остаются люди, и их, скорее, много, чем мало, которые не хотят такой судьбы именно для своей книги.

Классический пример — фраза «Я устал, я ухожу». Многие знают, что ее сказал Ельцин, и даже вспомнят, при каких обстоятельствах. Однако покойный Борис Николаевич этого вовсе не говорил. Он просто сказал: «Я устал», а продолжение придумал какой-то журналист. 

Это тема для отдельного большого рассуждения, почему мы хотим, чтобы книга выглядела прилично. Но хотим. Нужно получить книгу быстро и бесплатно? К счастью, теперь для этого существуют прекрасные инструменты. А если издаем свою — единственную, выстраданную, — то, как правило, делаем нормально. С двумя положенными корректурами, ведь именно на техническом этапе можно поймать какие-то ошибки, пропущенные на предыдущих этапах. На себе не экономят. И на детях тоже не экономят.

Я очень надеюсь, что эта статья помогла вам понять, чем отличается первая корректура от второй и почему необходимы обе. А если остались вопросы – жду ваших писем!

 _________________________________

*АПРОБАЦИЯ, -и; ж. [лат. approbatio]. 1. Официальное одобрение, утверждение, основанное на проверке, испытании. Диссертация прошла апробацию на заседании отдела. 

Статья полезна? Пожалуйста, поделитесь ею в социальных сетях или мессенджерах. Спасибо!

 

 


Вернуться в раздел «Статьи и видео» Написать главреду

Что еще почитать?

«У меня для вас посылка, только я вам ее не отдам» «У меня для вас посылка, только я вам ее не отдам»
11 декабря 2018 г.
Если вам встретится человек, который скажет: «Окей, не вопрос, любая книга за столько-то тысяч рублей через два месяца» — перед вами либо новичок в профессии, либо авантюрист.
Да здравствует самиздат! Да здравствует самиздат!
9 декабря 2018 г.
Хотите показать людям свое творчество, донести свои мысли, идеи? Хотите обсудить с читателями текст? Посылайте издательства к чертям, и да здравствует самиздат!
Что купить: книгу или стакан пива? Что купить: книгу или стакан пива?
8 декабря 2018 г.
Любой магазин, кафе и даже, черт возьми, бесплатные Фейсбук или Инстаграм со множеством интересных пабликов — все они в той или иной степени конкуренты книге? Да. И вашей книге в том числе.