Открыть полную версию сайта

Проект «Интервью»

Алла Соловарова: «Самиздат — огромная часть книжного рынка Америки. Таким путем авторы могут привлечь крупных издателей!»

Алла Соловарова: «Самиздат — огромная часть книжного рынка Америки. Таким путем авторы могут привлечь крупных издателей!»

Алла Соловарова — автор книги «Мой Ангел-хранитель. Дружба или любовь», которая вышла в американском  издательстве Xlibris Corporation в 2012 году. Опыт обращения к самиздату оказался более чем успешным.  За 6 лет без существенных финансовых вливаний было продано около 3000 экземпляров этого романа. Сейчас Алла, писатель по духу и экономист по образованию, пишет цикл рассказов для русско-японского журнала «Кимоно», статьи в американские журналы и мечтает продолжить работу над написанием своей следующей книги.     

Алла — одна из первых клиенток издательства «Человек слова» (тогда, в 2011 году, мы еще назывались «Редактор и корректор», да и термин «издательство» к нам можно было применить с бо-о-ольшой натяжкой). Обратилась она к нам за редактурой и корректурой романа, издавать который собиралась в США. Это был весьма интересный и необычный опыт и для нас, и для Аллы. Автор жила за океаном, книга должна была выйти там же, а русскоязычного редактора ей пришлось искать в России. Мы, в свою очередь, с огромным энтузиазмом приступили к ответственному делу международного значения. Правкой текста занималась Маша Князева, но я, конечно, совала свой нос в каждую мелочь и фактически стала вторым редактором.

Любовь Бросалина: Алла, расскажи, как и откуда тебя занесло в Америку?

Алла Соловарова: Я родилась на Дальнем Востоке, в городе Якутске, а институт окончила в Санкт-Петербурге. Затем познакомилась со своим будущим мужем, американским военным, а когда вышла замуж – переехала в США. Но это не единственная и, надеюсь, не последняя страна нашего пребывания.

ЛБ: Кто ты по основной профессии и почему решила написать художественную книгу?

Алла Соловарова в проекте Любови Бросалиной АС: О-о, это долгая история. До США судьба у меня была ничем не примечательная – школа, институт, работа. Якутия — очень холодное место, именно поэтому я уехала оттуда при первой же возможности. И, когда надо было поступать в институт, выбрала Санкт-Петербург. Там и началась моя экономическая карьера.

Меня всегда интересовали два противоположных направления – цифры и буквы. По рекомендации родителей я поступила в экономический институт (ФИНЭК), один из лучших в России. И в то же время еще школьницей я увлекалась литературой — в 2002 году даже выиграла республиканский литературный конкурс. Помню задание, которое позволило мне занять первое место: нужно было написать рассказ на букву «П», и не просто «Паша пошел поливать помидоры…», а что-то уникальное. У меня получилось написать шпионский триллер, который высоко оценила зав. кафедрой Якутского государственного университета. Она же, кстати, была членом выездной приемной комиссии ФИНЭКА. Я проходила вступительные испытания прямо в Якутске, и, конечно, была очень рада, что мы с ней уже заочно знакомы.

Итак, я поехала в Петербург учиться на экономиста. Но, несмотря на сугубо математическое направление учебы, с удовольствием писала рефераты и всегда получала высокие баллы за структуру текста. Так в экономическом вузе реализовалась моя вторая, после цифр, страсть — к письму.

В институте было мало возможности писать для души, тем не менее я старалась. И потом, работая в международной фэшн-компании по продаже галантереи, постоянно возвращалась к этой потребности. Мне приходилось часто ездить в разные страны. И если командировки в Европу воспринимались за счастье, то прожить месяц в Китае было большим стрессом. И я нашла для себя отдушину: вернулась к текстам. Я садилась за стол, открывала ноутбук и писала главу за главой. Именно так я начала работу над книгой «Мой Ангел-хранитель. Дружба или любовь».

Тогда появилась концепция, были написаны первые главы.
________________________________________________________________________________

Отрывок из книги Аллы Соловаровой «Мой Ангел-хранитель. Дружба или любовь»:

—Малыш…

— Да.

— А у всех людей есть ангелы-хранители? — задала я давно мучавший меня вопрос.

— Да, у всех, — спокойно ответил он.

Мы подошли к пункту назначения. Я расстелила куртку на газоне и легла. Малыш сел рядом.

— И все видят их и разговаривают с ними? — продолжила я свой допрос.

— Нет. Чаще всего — нет.

— А почему? — удивилась я.

— Тебе будет трудно это понять, ведь мы с тобой вместе с самого детства, но другие люди — не такие, как ты. Вернее, их большинство. С детства ангел-хранитель есть у каждого, и каждый его видит и слышит. Но как только человек начинает взрослеть, возникают проблемы, — начал он.

Я устроилась поудобнее. Мне было приятно, что Малыш в хорошем настроении и мне предстоит услышать интересный рассказ. Он лег рядом.

— А какие возникают проблемы? — прервала я его, возвращая к начатому рассказу.

— Чаще всего — родители.

— Почему? — Уж этого ответа я ожидала меньше всего.

— Видеть и слышать ангела-хранителя, как ты знаешь, может только тот, к кому он приставлен. И когда дети с возрастом начинают говорить с нами, родители думают, что ребенок сходит с ума, им кажется, что он говорит сам с собой. Они начинают водить его по врачам, показывать разным специалистам в надежде, что это излечимо. И для того чтобы родители оставили ребенка в покое, ангел-хранитель становится для него невидимым. Так люди теряют визуальный контакт с нами.

— И что? Этот человек больше никогда не увидит своего ангела-хранителя? — спросила я.

— Почему же. Хранитель сделает еще несколько попыток показаться своему подопечному, но, как правило, ни к чему хорошему они не приведут. Чем старше человек становится, тем сложнее ему принять необъяснимый факт нашего существования.

Я была поражена таким объяснением ситуации. Ведь, несмотря на наш век современных технологий, именно родители принимают решение о крещении ребенка, веря в то, что у него появится ангел-хранитель. Но оказывается, что хранитель у ребенка уже есть, а родители наоборот мешают ему. 

Солнце светило очень ярко, и я легла на бок, повернувшись к Малышу лицом.

— А что потом? — спросила я.

— Потом… — Малыш вздохнул. — Потом ничего. Иногда хранители пытаются разговаривать со своими подопечными. Но большинство не понимает, откуда берутся голоса в их голове, и начинает пугаться. Другие начинают считать себя сумасшедшими, ведь люди привыкли думать «то, чего ты не видишь, говорить тоже не может».

— Но ведь это ужасно, — с обидой за людей произнесла я.

— Да, но вы сами отстраняетесь от нас, — сказал он и посмотрел на меня.

— Это ужасно, — повторила я.

— Как правило, для людей это не такая большая проблема. А вот для хранителя все намного сложнее. Ты только задумайся. Все свое время ты должен проводить со своим подопечным, который даже не догадывается о твоем существовании. Ты всегда должен быть невидимым и лишь изредка давать знать о себе.

Я молчала, а Малыш продолжал:

— Ты только представь, что ты меня не видишь, лишь изредка слышишь, да и то думаешь, что тебе показалось. Но самое ужасное, что ты даже не знаешь, что я есть…

 ________________________________________________________________________

ЛБ: Сколько тебе было лет?

АС: 21 год. А идея вынашивалась задолго до этого, и часть описанных в книге событий на самом деле происходили когда-то со мной или с моими друзьями.

ЛБ: То есть ты стала писать книгу, чтобы убежать от стресса?

АС: Да, для меня это было хобби, которое никакого отношения не имело к работе. Продвигалось написание медленно, поскольку свободного времени было мало. А потом наступил 2010 год, и все в моей жизни кардинально изменилось.

Я тогда приехала в отпуск к подруге в Германию, чтобы потом вместе с ней отправиться в Испанию. Там-то я и встретила моего будущего мужа Маурисио – в ночном клубе. Он военный музыкант и в то время служил на американской базе в Германии. Это был последний год его службы в Европе. Познакомились мы в марте, а в июне он должен был возвращаться в Америку. До конца года мы с ним переписывались, встречались, ездили друг к другу. Но затем настала пора, когда нужно было принять решение: либо он едет ко мне в Россию, либо я к нему в США. Вопрос решился быстро, потому что русского он не знал, а я владела английским почти на профессиональном уровне.

Так я оборвала все связи и переехала в Америку — страну, где всего лишь однажды была в гостях. После холодного Якутска, дождливого Санкт-Петербурга жизнь бросила меня в пустыню Невады. Плюс был только в том, что моим домом стал город-мечта Лас-Вегас! Именно поэтому первые два месяца я не чувствовала всех «прелестей» мигрантской жизни. Множество развлечений и возможностей перекрывали эмоциональное голодание. Но продолжаться долго это не могло. Муж часто ездил в командировки, его не было рядом неделями, и тут меня, что называется, шарахнуло.

Муж часто ездил в командировки, его не было рядом неделями, и тут меня, что называется, шарахнуло.

Когда ты переезжаешь в другую страну, приходит та стадия адаптации, когда ты понимаешь: у тебя нет рядом родственников, друзей, ты не можешь никому позвонить, не принимая во внимание часовой пояс; тебе не с кем сходить в кино, в ресторан, на шопинг. И когда муж уезжал по делам, я была сама по себе. Я была никто и не нужна была никому.

Это очень сильно вводило меня в тоску, потому что я всегда была самодостаточным взрослым человеком. Начала даже сомневаться в решении переехать… Депрессия меня накрывала.

Были и яркие стороны: свадьба, медовый месяц... Мой муж, отдадим ему должное, всячески старался меня адаптировать: у меня были и машина, и банковская карточка, с которой я чувствовала себя комфортно. Но когда ты одинок, удовольствия не имеют такой ценности.

ЛБ: Когда ты уезжала из России, ты об этом не думала?

АС: Вообще не представляла! У меня возникали вопросы о работе, о карьере, о месте жительства, но не о том, с кем я буду ходить кофе пить. Мне наивно казалось, что мы будем проводить 100% времени с мужем...

Когда я поняла, что депрессия не отступает,  стала искать занятие, которое позволит мне вернуть связь с самой собой. В другой стране ты теряешь себя, не понимаешь, кто ты и где: уже не там, но еще и не тут. Тогда я и вернулась к книге — моему важному мостику на родину. Это было самое плодотворное время. Я целенаправленно занялась переписыванием и дописыванием книги, и где-то к середине 2011 года работа была завершена. Конечно же, как любой начинающий писатель, я думала, что моя книга — просто шедевр, и издательства оторвут ее прямо с руками!

_________________________________________________________________________________

Отрывок из книги Аллы Соловаровой «Мой Ангел-хранитель. Дружба или любовь»:

— Лизка, вставай. Посмотри, какая красота за окном.

Я сделала над собой усилие, чтобы не бросить что-нибудь в Малыша, и направилась к окну. За окном была просто сказка. За ночь выпал первый снег и слегка прикрыл землю, в то время как деревья все еще были разноцветные, и солнечный свет лишь усиливал яркость красок.

— Вставай быстрее, сегодня у нас день на природе, — с радостью в голосе произнес Малыш и указал на полный рюкзак, стоявший у двери.

— И нести его, как я понимаю, придется мне, — с иронией в голосе произнесла я.

— Почему же, могу и я, но тогда ты отвечаешь за сознание всех, кого мы встретим на нашем пути.

Я быстро встала, позавтракала, попрощалась с родителями и вышла из дому.

— Куда мы едем? — спросила я с интересом, когда мы приблизились к железнодорожному вокзалу.

— Сюрприз!

Мы сели в электричку: я у окна, а он рядом. От станции к станции количество людей в вагоне увеличивалось, и свободных мест оставалось все меньше и меньше. Ко мне подошел мужчина и спросил, свободно ли место возле меня, и если да, то не могла бы я передвинуть рюкзак, который лежал на коленях у Малыша. По правде говоря, сначала я даже не нашлась, что сказать. «Нет, не садитесь здесь, вы раздавите моего ангела-хранителя!». Я передвинула рюкзак и с любопытством посмотрела на Малыша: что он собирается делать? Мужчина попытался сесть, но едва он коснулся сиденья, как подпрыгнул, словно его током ударило. Он возмущенно посмотрел на меня. Моя вина была лишь в том, что я не смогла сдержать улыбку.

— Ну, это уж слишком, молодая особа. В мое время молодежь уважительнее относилась к людям старше себя, а сейчас у вас нет ни стыда, ни совести, — сказал он и ушел искать новое место. Я чувствовала себя неловко, но в то же время меня веселила забава Малыша. Ведь с каждым, кто пытался занять место рядом со мной, происходило то же самое. Под конец нашего пути окружающие, вероятно, решили, что это загадочное место лучше не занимать, и оставили нас в покое.

Когда мы наконец вышли из вагона и остались одни, я с удовольствием рассмеялась.

— Малыш, как ты это сделал? Ты видел лица этих бедных пассажиров?

— Да уж, — сквозь смех проговорил он, — это еще одна из особенностей хранителей. Мы умеем вырабатывать статическое электричество. Поэтому удар током — это не всегда физика, иногда этот способ используют хранители, чтобы предупредить об опасности или привлечь внимание.

Мы оказались в лесу, в очень красивом и, судя по всему, старом. Все деревья были настолько большими, что я не всегда могла разглядеть макушку. Выпавший за ночь снег приятно скрипел под ногами. То и дело то там, то здесь появлялись белки. Было так забавно кормить их с руки! Чувствуешь себя как в сказке, когда такое маленькое создание украдкой подходит к тебе и прикасается к руке маленькими лапками. Ощущаешь себя великаном в стране чудес. А стоит поднять голову и посмотреть вверх, на это древесное могущество — сразу становишься лилипутом из сказки о Гулливере.

— Где мы? — продолжая любоваться деревьями, спросила я.

— Ты много раз спрашивала меня, куда я исчезаю, когда меня нет с тобой рядом, так вот, это одно из тех мест.

— М-да… А я думала ты путешествуешь с планеты на планету или, в крайнем случае, с облака на облако. А это всего лишь лес, пусть и очень красивый, — произнесла я, улыбаясь.

— Не всегда нужно перемещаться на облако или на другую планету, чтобы обрести покой. Иногда достаточно просто быть в любимом месте с приятным тебе человеком, — сказал он и взял меня за руку.

— А зачем тебе обретать покой? Насколько я понимаю, работа у тебя не нервная, ненормированная, правда, но в целом тебе грех жаловаться, — съехидничала я, а он потрепал меня по голове. — Слушай, а ведь я только сейчас об этом подумала: у тебя же никогда не бывает отпуска или выходных?

— А от чего мне отдыхать? — улыбнувшись, сказал он. — Как ты сама сказала, работа у меня не пыльная, а значит, и жаловаться не на что. Тем более, когда у тебя в запасе вечность…

____________________________________________________________________________________

ЛБ: Ты ее написала на русском языке?

АС: Да. На тот момент мой английский был достаточно хорош, но книги писать на нем я не могла.

ЛБ: Но издать ты ее хотела в Америке?

АС: Да, но это решение пришло не сразу. В 2011 году я знала только про классический подход: выпуск через издательство. Целенаправленно, каждодневно я отсылала письма с рецензией и аннотацией всем известным на тот момент российским издательствам, объясняя им, как прекрасна моя книга. Связалась с двумя десятками издательств в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске. Меньшинство из них ответили примерно так: «Спасибо вам большое, таких, как вы, у нас миллион». Другие и вовсе игнорировали. У меня опускались руки: книга никому, кроме меня, не нужна. Но, как любому автору, мне хотелось поделиться с своим произведением, и я начала искать другие варианты. Пообщавшись на форумах с такими же энтузиастами, я поняла, что можно опубликовать книгу онлайн на литературном ресурсе вроде Прозы.ру. И надеяться, что когда-нибудь смышленый редактор издательства прочитает мое великолепное произведение и напишет мне. На форумах многие уверяли, что это возможно, и надо просто ждать. Но терпения у меня было очень мало. И я стала искать дальше. Так я узнала о самиздате.

Конечно же, как любой начинающий писатель, я думала, что моя книга — просто шедевр, и издательства оторвут ее прямо с руками! Связалась с двумя десятками издательств в Москве, Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске. Меньшинство из них ответили примерно так: «Спасибо вам большое, таких, как вы, у нас миллион». Другие и вовсе игнорировали. 

В 2011 году информации об этом было очень мало, на рынке были единичные предложения. Самиздат стоил дорого, потому все и шли в издательство. Да, там у тебя забирали авторские правда, но брали на себя риски, печатали тираж. Моя книга стоила бы немало. И хотя муж меня во всем поддерживал, он сказал, что не готов к таким инвестициям.

Но меня уже несло во все тяжкие. Я поняла, что самиздат существует, просто в России это нечто недосягаемое с финансовой точки зрения. И тогда я обратилась к американским издателям. В США система самиздата отличается от русской. Они готовы напечатать любой каприз за ваши деньги в приемлемом соотношении цена-качество. Здесь ты не просто заказываешь тираж, а покупаешь пакет услуг: консультации, печать копий, первоначальное распространение. Ты не брошен, с тобой постоянно работает менеджер.

В США система самиздата отличается от русской. Здесь ты не просто заказываешь тираж, а покупаешь пакет услуг: консультации, печать копий, первоначальное распространение. Ты не брошен, с тобой постоянно работает менеджер.

Я выбрала издательство Xlibris, заказала один из пакетов услуг, и судьба книги немного прояснилась. Оставалось решить одну проблему: сделать редактуру и корректуру русскоязычного текста. Мой издатель предупредил сразу, что в их команде никто не владеет русским, поэтому мне придется искать специалиста на стороне.

И снова я оказалась перед проблемой: найти компанию, которая в 2011 году в России занималась бы редактурой и корректурой книг на профессиональном уровне, было трудно. Я находила частных лиц, они с радостью брались за заказ. Однако это был риск. Все просили предоплату, а отправлять деньги на деревню дедушке было страшно — сомнения были и в качестве услуг, и в честности исполнителей.

Я решила провести пробу. Выбрала нескольких претендентов, предложила им поработать над одной страницей моей книги… и сразу поняла, что так отредактировать свою рукопись могу и я сама! Да, пару запятых мне поставили, но разум подсказывал, что должно быть что-то еще. Не так уж мой текст идеален. И тогда я натолкнулась на сайт «Редактор и корректор» (Это раньше мы так назывались, на большее тогда фантазии не хватило. — Прим. ЛМБ). Название било в цель. Главное — это была компания. Хотелось надеяться, что это уже гарантирует хороший уровень. Я списалась с руководителем, с Любой  (Со мной то есть. — Прим. ЛМБ), объяснила ситуацию. Что меня подкупило, так это индивидуальный подход. Мы обговорили все нюансы, обсудили возможности, и работа началась. Правда, не с самой Любой, а со стажером.  

ЛБ: Да, потому что у тебя не хватило денег на саму Любу. Но мне понравилась книга, она была прикольная, поэтому я читала, смотрела как вы работаете, влезала иногда с советами…

АС: А еще мне запомнились часы, которые я проводила с тобой в разговорах о книгописательстве, и ты мне объясняла, почему нужно так или эдак. Это дорогого стоит, ведь я понимаю, что деньги были уплачены только за редактуру и корректуру, и часовые разговоры в стоимость не входили. И я тебе очень благодарна и за это время. (У меня у самой было не так много опыта, как хотелось бы, так что тот бесплатный коучинг полезен был и мне. – Прим. ЛМБ).

В общем, месяца два мы книгу мою добивали и, когда редактура и корректура были готовы, текст пошел в американское издательство. Они его приняли, напечатали сколько-то «живых» копий, разослали их в крупные магазины Америки, а цифровой вариант был вывешен на Амазоне и других порталах, где продаются книги. Предоставлялась первоначальная маркетинговая поддержка, где мне объяснили, что я могу дальше делать с этой книгой и отправили в свободное плавание, поскольку дополнительные сервисы стоили денег. Мой муж решил, что мы достаточно инвестировали в книгу, теперь нужно заняться ее продвижением. Буду говорить честно, активным продвижением я занималась только в первый год, но на данный момент у меня продано больше 3 тысяч экземпляров. Когда я смотрю статистику по географии покупателей, я вижу, что большая часть аудитории из США, Канады и Мексики, хотя книга была доступна и на российском рынке.

Активным продвижением я занималась только в первый год, но на данный момент у меня продано больше 3 тысяч экземпляров.

ЛБ: Что можешь сказать, сбылась твоя мечта как писательницы?

АС: У меня не было цели заработать миллионы, стать известной как Джоан Роулинг. У меня была идея, и я воплотила ее в жизнь. Это удовлетворение до сих пор греет мою душу. Я сейчас понимаю, если бы я тогда продолжала обивать пороги традиционных издательств, то вряд ли моя книга сейчас лежала бы на полках магазинов. Это, конечно, был риск, но он оказался оправдан. Все нужно брать в свои руки, то, что все привыкли пробиваться в издательства, что это менее рискованное мероприятие, вовсе не значит, что оно принесет плоды, которых желает автор. На данный момент книга полностью моя, я получаю свои роялти, я до сих пор получаю консультации от своего издателя.

ЛБ: Расходы отбились за это время? Муж спокоен?

АС: На все про все у нас ушло около 800 долларов. Это услуги издательства, это мои первые пробы пера с индивидуальными редакторами и услуги «Редкорра». Первоначальная бумажная печать вошла в издательский пакет услуг. Потом, если книга продавалась, они выполняли печать по требованию. Так сократились расходы и со стороны покупателей, и с моей стороны.

На все про все у нас ушло около 800 долларов. Это услуги издательства, это мои первые пробы пера с индивидуальными редакторами и услуги «Редкорра». 

ЛБ: Ну так и мы теперь не лаптем щи хлебаем. В России появилась платформа «Ридеро», у нее есть недостатки, но это реально прорыв.  Сейчас за ней подтягивается «ЛитРес: Самиздат». Но все авторы, кто издавался в печати по требованию, в один голос жалуются на полиграфическое качество книг. Ты была довольна исполнением?

АС: Поскольку в моей книге не было картинок, то о цветопередаче можно было забыть. Я осталась довольна. Бумага была не первый сорт, но и не последний, печать оправдывала соотношение цена-качество. Конечно, когда я вступила в клубы других любителей самиздата в Америке, у некоторых моих знакомых были претензии по цветопередаче иллюстраций (они выпускали книги для детей). Но это если совсем придираться.

ЛБ: Твоя книга вышла в мягкой обложке или в твердой?

АС: Я печатала в мягкой. А вообще у нас покупатель сам выбирает формат книги.

ЛБ: Что за фотография на обложке книги?

Алла Соловарова АС: Выбор обложки был битвой не на жизнь, а на смерть. В мой пакет услуг входили только 3 поправки к обложке. Я им прислала, как полагается, рукопись и аннотацию. Мой дизайнер (а лоботрясы есть везде) посмотрел на название и подумал, что это какая-то религиозная книга. Первый вариант обложки мне прислали с Иисусом в центре и со списком псалмов. Это было смешно и обидно одновременно. Я написала этому человеку, что моя книга к религии не имеет отношения, что это роман и действие книги происходит в России. Второй вариант мне прислали с таким изображением: три деревенских ребенка на фоне лачужки. Мне пришлось в третий раз писать и уже диктовать: давайте изобразим главную героиню, героя и поставим между ними ангела, поскольку в этом главный конфликт романа. Мне присылают третий вариант обложки, где ребята стоят на фоне Кремля. Пришлось показать им, как выглядит Петербург, и что-то более или менее получилось. Не могу сказать, что я была удовлетворена, но все  попытки я израсходовала.

Первый вариант обложки мне прислали с Иисусом в центре и со списком псалмов. Это было смешно и обидно одновременно. Я написала этому человеку, что моя книга к религии не имеет отношения, что это роман и действие книги происходит в России. Второй вариант мне прислали с таким изображением: три деревенских ребенка на фоне лачужки. 

ЛБ: А в чем вообще смысл твоей книги?

АС: Когда я была маленькой, со мной произошел один случай… не буду рассказывать подробно, но тогда я поняла, что все разговоры про ангелов-хранителей на самом деле не сказка. Пусть надо мной посмеются, но я считаю, что ангелы, в каком бы виде они ни присутствовали в нашей Вселенной, существуют у каждого. Моя книга — это история молодой девушки, которая общается с ангелом-хранителем. Она его видит, слышит и разговаривает с ним. Они два лучших друга. И тут появляется третий игрок, молодой человек. Он начинает представлять угрозу их отношениям, и эту угрозу видит ангел, но не главная героиня. Что вышло из этой истории, описано в книге.

_______________________________________________________________________________________

Отрывок из книги Аллы Соловаровой «Мой Ангел-хранитель. Дружба или любовь»:

В комнату вошел папа и сказал, что на пороге стоит молодой человек, он очень хочет меня видеть, и предложение зайти попозже его не устраивает. Я понятия не имела, кто это мог бы быть.

Накинув халат, я пошла к входной двери. Моему удивлению не было предела.

— Ты? Пришел поглумиться из-за вчерашнего? — с явным раздражением сказала я.

— И тебе привет, — сказал Игорь и улыбнулся в своей привычной манере. — На самом деле я пришел отдать тебе это, — и он протянул на ладони мои ключи. — Я еще вчера пытался тебе их отдать, но ты ушла слишком быстро, и я не успел. Решил с утра зайти. Ты ведь их искала, наверное.

В моей голове крутилась мысль о том, что это все сон, что в реальной жизни такого не бывает.

— Откуда они у тебя? И вообще, кто тебе сказал, где я живу?

— Ты со всеми такая любезная или лишь я удостоен этой великой чести? — уже без улыбки сказал Игорь.

Я почувствовала себя ужасно. Ну почему, когда он рядом, я всегда чувствую себя ужасно? Это что, закономерность?

— Прости, — самым милым тоном произнесла я, — просто утро, понимаешь.

— Утро, — улыбнулся Игорь, — вообще-то уже час дня.

Отлично, теперь ко всему прочему я удостоилась звания сони. Мало того, что в его глазах я полная невежа, так теперь он меня в этом еще и упрекает. Ну и пусть.

— Спасибо за ключи. Я могу тебя как-то отблагодарить? — спросила я из вежливости, понимая, что наши с ним отношения не позволяют требовать награды.

— Вообще-то да. Я так понимаю, ты еще не завтракала, а я еще не обедал. Раз уж я здесь, тебе придется составить мне компанию.

Я смотрела и не понимала: это он со мной разговаривает? Видимо, удивление читалось на моем лице, так как он уточнил:

— Ты ведь не против?

— Вообще-то против. Я только что встала, и мне кажется, это не очень хорошая идея, — я пыталась ответить как можно жестче. — Может быть, в другой раз?

— Что ж,  приятного дня, — сказал Игорь и пошел прочь.

— Еще раз спасибо за ключи! — крикнула я ему вслед и закрыла дверь.

Остановившись у зеркала в прихожей, я увидела девушку с растрепанными волосами, размазанным макияжем и помятым после сна лицом. Потом я увидела Малыша, стоявшего возле моей комнаты. Он держал в руках книгу и улыбался. Меня вдруг охватила волна разных чувств. Игорь принес мне ключи, слова не сказал о моем внешнем виде, был мил и добр, а я обошлась с ним так неблагодарно. В то же время возвращение в свою комнату равносильно заточению в монастырь. Я резко развернулась и распахнула входную дверь. «Он уже давно ушел, кого я пытаюсь обмануть!» — звучало у меня в голове, пока я шла к лифтам. На площадке никого не было. Я нажала кнопку вызова, но, не услышав движения, поняла, что лифт до сих пор не работает. «Слава богу, они не работают. Он должен еще спускаться по лестнице», — мысль пронеслась в моей голове, как молния. Я бросилась к пожарной лестнице. Открыла дверь и посмотрела вниз. Между пролетами, уже почти в самом низу я увидела Игоря.

— Игорь! — крикнула я. — Я согласна! Подожди меня двадцать минут.

Он остановился, поднял голову, увидел меня и крикнул в ответ:

— Хорошо, я буду на улице.

Я вернулась в квартиру. Прошла мимо Малыша и направилась в душ.

— И как я должен это понимать, Лиза? — слышала я за дверью его раздраженный голос. — Ты что, избегаешь меня? С каких пор вы с Игорем в таких отношениях, что он может приглашать тебя позавтракать? Лиза, я с тобой разговариваю!

— Малыш, успокойся, — пыталась я затушить разгоравшийся пожар. — Я должна его отблагодарить, он же вернул мне ключи, — продолжала я с полным ртом зубной пасты.

— Скажи спасибо и все. Для него этого будет достаточно. Тем более, что ты так и поступила. Почему ты вдруг передумала?

— Не знаю, — сказала я, выходя из ванной и приводя волосы в порядок, — мне показалось, что я была с ним слишком груба. Каждый раз, когда мы встречаемся, я становлюсь сама не своя, то нагрублю ему, то накричу. Я не хочу, чтобы он думал, будто я всегда такая.

— И давно тебя волнует то, что он о тебе думает? — спросил Малыш, подавая мне свитер.

— Малыш, не будь занудой. Я всего лишь иду с ним в кафе. Пошли со мной, если хочешь.

— Нет уж, мне он ключи не приносил, а значит, благодарить мне его не за что. 

— Ты сам так решил, — сказала я, поцеловала его в щеку и вышла из комнаты. 

___________________________________________________________________________________

ЛБ: Какими были отзывы читателей?

АС: Большинство отзывов, которые я получала, приходят от аудитории возраста главной героини. Обычно это «Ух ты, круто! Со мной что-то подобное случалось, теперь я верю, что я не одна». Или «Отличная сказка. Было интересно почитать что-то новое, вампиры всех достали». Были и негативные из категории «почитал и потерял время», на что я всегда отвечала, что вы не моя целевая аудитория.

ЛБ: Ты отвечаешь на отзывы?

АС: На все, конечно, отвечать невозможно. Кому-то я отвечала на Прозе.ру, кто-то писал впечатления после покупки книги. Изначально, конечно, уделяла этому больше внимания, теперь нет.

ЛБ: Расскажи, пожалуйста, об американской книгоиздательской и книгораспространительской системе. Помню, ты говорила о том, что в Америке люди весьма читающие, что существуют рассылки издательств, система предзаказов. Что еще касается интересов автора?

АС: Плюс американского самиздата в том, что ты сразу выходишь на международный рынок. Мои друзья из Германии, Испании заказали мою книгу через «Амазон». Кроме того, книга попадает в самые крупные магазины страны вроде Barnes & Noble, а они уже напрямую сотрудничают с издательством. Цифровая версия попадает на ридеры Kindle.  

Плюс американского самиздата в том, что ты сразу выходишь на международный рынок. 

Каждый год со мной обязательно связывался менеджер моего издательства и приглашал в Лас-Вегас на ежегодную встречу с ведущими сценаристами и режиссерами Голливуда. Они занимаются поиском авторов для полнометражных фильмов и сериалов. За определенную плату, 1200 долларов (для меня дешевле, поскольку я прямо в Лас-Вегасе жила). Мое издательство обещало написать мне полную аннотацию к книге так, как это могло бы заинтересовать голливудских звезд, полностью подготовить меня к разговору с режиссерами. Мне присылали даже список людей, которые таким образом попали в Голливуд. Но на тот момент моя семейная ситуация не позволила ввязаться в эту авантюру.

Вообще, самиздат в Америке – дело очень популярное. У нас проходит очень много книжных ярмарок, выставок, конференций. Еще до того, как моя книга была издана, я нашла очень много ресурсов в помощь начинающим авторам. Там просто масса советов о том, как правильно употреблять местоимения, где надо использовать определения, а где нет, как лучше закончить книгу. Для писателей проводится много бесплатных мастер-классов.

ЛБ: К нам это тоже все приходит, но с небольшим опозданием. Если я правильно понимаю, при минимальной маркетинговой поддержке ты продала 3000 книг. А если бы проявила чуть большую активность, то получился бы настоящий бестселлер?

Алла Соловарова в проекте Любови Бросалиной АС: Или я занялась бы маркетингом сама, или могла заплатить деньги издательству, чтобы они организовали от моего лица то же самое маркетинговое распространение. В США суть издательства в том, что это не просто типография, а компания полного цикла. Они работают с авторами с момента появления идеи и могут продвинуть книгу до «бестселлера Нью-Йорк Таймс». Все это стоит денег, но если ты хочешь, то они все смогут. Как это работает? Расскажу на примере нескольких моих знакомых.

Все они начинали с самиздата. Это большая часть книжного рынка Америки. Большинство этих знакомых – мамы с маленькими детьми, и их первые книги были для детей младшего возраста. Они их печатали, покупая у издательства минимальный пакет, и попадали таким образом на Амазон или Киндл. Рано или поздно их книги находили своего читателя. Издания появлялись в рейтингах, им ставили лайки, и через некоторое время с авторами стали связываться крупные издательства. Таким образом, книги запускались в общенациональный оборот. Сейчас издательства минимизируют риски, издают только то, что имеет популярность у аудитории. Это выигрышная ситуация для обеих сторон.

ЛБ: То есть авторы могут прийти к реальному успеху, к серьезным тиражам, а не 200-300 экземплярам для родственников?

АС: Да, если не ошибаюсь, Стефани Майер так и стала знаменитостью. (И,  если не ошибаюсь, Э. Л. Джеймс, знаток оттенков серого. – Прим. ЛМБ). Их много, этих звезд, выросших из самиздата. Это повсеместная практика раскрутки авторов в США.

Их много, этих звезд, выросших из самиздата. Это повсеместная практика раскрутки авторов в США.

ЛБ: Но если есть звезда, значит, у нее должны быть поклонники, значит все это должно быть нужно многим и многим людям. То есть люди читают?

АС: Конечно, читают! Аудитории разнятся. Кулинарная книга – это тоже книга. Главное найти правильно свою нишу.

ЛБ: Сколько стоит в Америке бумажный роман в нормальном качестве, без особенных иллюстраций?

АС: Если исключать детские книги, которые за счет своей популярности дороже, то примерно от 5 до 20 долларов. Специализированная литература стоит дороже. Я недавно купила книгу в 500 страниц в мягком переплете за 60 долларов.

ЛБ: Сколько стоит твоя книга?

АС: Цифровая копия стоит 4 доллара, а печатная 20 и 30 в зависимости от обложки. От бумажной книги я получаю 25%, от цифровой версии — 50%.

ЛБ: Это до уплаты налогов?

Да, мне перечисляют 50% от продажи книги, а налоги плачу я, поскольку я индивидуальный издатель.

ЛБ: Собираешься ли писать что-нибудь еще? Или, может, уже пишешь?

АС: Идей много, они меняются, развиваются. Я их записываю, чтобы не забыть.

Когда я выпустила «Мой ангел-хранитель», мне все так понравилось! Я поняла, что собственная книга — не мечта, а реальность, что не надо ждать 50 лет, пока какой-нибудь редактор снизойдет до прочтения рукописи! Тогда в эйфории я начала писать вторую книгу, но у меня родился ребенок, и затея отошла на второй план. Затем были переезд в Японию, второй ребенок, затем обратный переезд в Штаты. Времени катастрофически не хватает. Однако я мечтаю, что когда-нибудь продолжу развиваться как писатель.

ЛБ: Чем ты занимаешься сейчас?

АС: После издания книги я обросла связями с интересными людьми, появились единомышленники. Несколько лет назад, в 2013 году, я переехала на время в Японию по работе мужа и там познакомилась с Екатериной Степановой, с которой у нас завязались потрясающие теплые отношения.  У нее тогда родилась великолепная идея создать современный онлайн-журнал о Японии. Издательский опыт, пусть и небольшой, у меня был, и в 2015 году вышло первое издание нашего журнала. Сначала мы на коленках ночью писали статьи, создавали структуру, а затем, благодаря моим связям, вышли на определенные ресурсы, нашли авторов  и т. д.  Я до сих пор продолжаю быть автором. У меня есть цикл рассказов о девушке-иностранке Вере Булочкиной, которая в Японии сталкивается с разными перипетиями в связи с мужем-японцем, с  работой в дорогом турагентстве, с запросами клиентов. Как вообще жить иностранцам в Японии? Какие могут быть трудности? В каждом номере у нас выходит по одной истории, основанной на реальных событиях. Они, конечно, адаптированы, но основа всегда взята из жизни. Помимо этого, я продолжаю писать в американские журналы о своем опыте мамы двоих детей. Книгу сейчас не потяну. Мне проще написать цикл историй, чем выпустить целую книгу.

ЛБ: Книга на основе цикла истории — это очень хороший современный вариант. Расскажи подробнее про «Кимоно». Где его можно найти? Меня очень интересует японская императорская семья. Про них пишете?

Алла СоловароваАС: Журнал «Кимоно» — это первый цифровой журнал о современной Японии. Мы не трогаем политику, об императоре не пишем, но стараемся разносторонне обсуждать тему современной Японии. Концепция журнала так и зародилась –  мы с подругой были поражены: все знают о самураях, гейшах, японских мечах, но никто не знает о жизни современной страны.

Мы описываем какой-нибудь японский бренд, берем интервью у дизайнера, рассказываем о том,  как японская культура повлияла на дизайнеров всего мира. В следующем номере как раз будет раскрыта тема влияния Японии на культуру других стран. Изначально журнал был цифровой, он до сих пор издается раз в два месяца на таких ресурсах как issuu.com. Но буквально через год читатели в один голос заявили: нам очень нравится журнал, хотим его читать живым. И опять все уперлось в издание. Мы-то думали, что российская публика готова к онлайн-изданию, и внедряли такие фишки, как видео на странице и «живые» фотографии, но, как оказалось, журнал был настолько красочный и формат был настолько удобный, что людям захотелось его потрогать. И вот в прошлом январе вышел первый печатный номер. Бумажную версию можно найти в таких местах как «Гараж». Он особенно популярен в этом году, поскольку это год Японии в России и России в Японии. И в «Гараже» проходит много выставок, одна из которых была посвящена Харуки Мураками. Также «Кимоно» можно найти в известных японских ресторанах.

ЛБ: А кто всем этим занимается, если ты в Америке, Екатерина Степанова  в Японии?..

АС: Екатерина живет на две страны. Она у нас мозг и вдохновитель. С тех пор, как я вернулась в Америку,  между нами 14 часов разницы. Я постепенно отхожу на второй план, но, тем не менее, помогаю духовно и участвую как автор. У нас вообще большой двуязычный штат редакции. Есть авторы, живущие в Японии, и есть те, кто живет в разных городах России, но хоть как-то связан с Японией. Некоторые просто любят страну, но никогда там не были, кто-то учил язык и остался влюбленным. Наша позиция открытая: если вы хотите писать о Японии, мы с радостью готовы сотрудничать.

ЛБ: Каким тиражом выпускается журнал?

АС: Печатаем 1000-2000 экземпляров. Кроме того, нас многие читают онлайн.

ЛБ: Что приходит на замену работе в журнале?

АС: Сейчас моя основная трудовая занятость связана с экономикой. Я работаю на одну из крупных американских страховых компаний, занимаюсь эффективной настройкой операционных процессов. Это фулл-тайм, очень много времени уходит на повышение квалификации. А еще есть дети: старшему в ноябре будет шесть, младшей в январе три года. В этом году мой муж, профессиональный военный, вышел на пенсию. Он решил, что первые пару лет наверстает упущенное, находясь с нашими детьми. Старший ребенок ходит в школу, младшая в садик три дня в неделю, а муж занимается всем остальным, и у меня голова ни о чем не болит.

ЛБ: Что у тебя сейчас в планах на будущее? Какие мечты?

АС: План номер один – переехать в Европу: Англия, Испания, Португалия. Это будет зависеть от того получится ли у меня там найти работу. План номер два – переехать на родину мужа, в Эквадор, где я вернусь к книгописательству и книгоизданию.

ЛБ: Чем бы ты хотела поделиться с начинающими писателями?

АС: Все в мире связано, и если иногда опускаются руки и не все идет так, как хотелось бы начинающему или уже состоявшемуся писателю, это не значит,  что стоит отчаиваться. Мне кажется, это шанс остановиться и посмотреть, что ты делаешь, поискать более выгодные и эффективные способы реализации своей задумки. В какой-то момент я поняла, что нет смысла следовать общепринятым путем, а нужно попробовать новое. И я очень рада тому опыту, поскольку теперь я — автор книги, которую читают люди.

В какой-то момент я поняла, что нет смысла следовать общепринятым путем, а нужно попробовать новое. И я очень рада тому опыту, поскольку теперь я — автор книги, которую читают люди.

Совет всем авторам: главное — верить в себя, не бояться и не отчаиваться. Любой опыт в будущем наверняка принесет пользу.

 

Вернуться в раздел «Интервью» Написать главреду

Что еще почитать?

Екатерина Шукалова: «Рынок веб-разработки уже не такой дикий, как раньше. Клиенту уже не так сильно врут» Екатерина Шукалова: «Рынок веб-разработки уже не такой дикий, как раньше. Клиенту уже не так сильно врут»
28 августа 2018 г.
Екатерина Шукалова — один из лучших интернет-маркетологов страны. Наша с ней деловая дружба началась в 2011 году. В восторге от ее семинара, я написала Кате письмо с реверансами и предложением сотрудничать. И она стала разработчиком нашего первого сайта.
Владимир Васкевич: «Не люблю громкие заголовки о безграничных возможностях инвалидов. Расскажите сначала, какой интересный человек, а уже потом, сколько он преодолел» Владимир Васкевич: «Не люблю громкие заголовки о безграничных возможностях инвалидов. Расскажите сначала, какой интересный человек, а уже потом, сколько он преодолел»
24 августа 2018 г.
Полное отсутствие зрения — такова реальность, в которой путешественник Владимир Васкевич живет с рождения. Однако в свои 24 года он посетил больше 20 стран, преодолел на попутных автомобилях 10 тысяч километров через всю Россию, написал и издал книгу.
Дмитрий Норка: «Что общего у хорошего продавца и хирурга? Оба любопытны, оба хотят знать, что там внутри!» Дмитрий Норка: «Что общего у хорошего продавца и хирурга? Оба любопытны, оба хотят знать, что там внутри!»
20 августа 2018 г.
Дмитрий Норка — эксперт во многом: и в продажах, и в тренерской работе, и даже в банном деле и сыроедении. Притом он удивительно органичный и обаятельный человек. Я с удовольствием пригласила Дмитрия на беседу, воспользовавшись служебным положением.