Открыть полную версию сайта

Проект «Интервью»

Олег Зубков: «Я не просто создаю свои парки, но еще и способен их защитить в условиях непобедимой противостоящей системы»

Олег Зубков: «Я не просто создаю свои парки, но еще и способен их защитить в условиях непобедимой противостоящей системы»

Олег Зубков – крымский предприниматель, создатель зоопарка «Сказка» в Ялте и парка львов «Тайган» неподалеку от Белогорска. В разное время член различных украинских и российских политических партий. Активен в интернете: ролики на YоuTube набирают сотни тысяч, а иногда и под миллион просмотров; у страниц в социальных сетях – десятки тысяч подписчиков. К Зубкову редко относятся равнодушно: он окружен или ярыми поклонниками, или убежденными противниками. В 2018 году отпраздновал 50-летие.

В парке львов «Тайган» я впервые побывала весной 2017 года с сыном.  В тот же вечер часа полтора читала блог Олега – создателя парка и ялтинского зоопарка «Сказка». Еще тогда узнала, что он уже издал две книги. Еще тогда захотелось поговорить: чувствовался необычный герой.

Прошел год, и вот – поговорили. Зубков – резкий усталый бунтарь, улыбается только когда речь заходит о его парках и животных. На доброго толстого Даррелла совершенно не похож. Одет в зеленую футболку с логотипом «Тайгана» и камуфляжные штаны: здесь его редко можно увидеть в другом наряде.

Начинаем разговор в кабинете. На стене портрет Путина, под ним здоровенная плазма, с которой беззвучно что-то говорит он же (это совпадение).  На полу медвежья шкура, у стен – кабаньи, оленьи и еще чьи-то головы.

Любовь Бросалина: Вы – автор трех книг, при том, что род вашей деятельности совершенно иной. Зачем вы их написали, зачем издали?

Олег Зубков: Я действительно непрофессиональный писатель. Никогда им и не собирался быть. Но учитывая то дело, которым я занимаюсь (а я строю зоопарки), учитывая всю эксклюзивность, неординарность этого вида деятельности, мне захотелось рассказать о том, как я создавал ялтинскую «Сказку». Это мой первый проект. Книга называется  «Я строю зоопарк».

Я писал ее достаточно долго, переписывал, обрабатывал, приглашал людей, которые в этом что-то понимают, чтобы её стилистически обработали. Потом проблемы с печатью: где, как?..

Книга носит  автобиографический характер. В ней я посчитал нужным объяснить, откуда взялся Олег Зубков, как выглядит его история. Зачем? Обо мне ходит очень много всяких слухов: и в Ялте, и в целом в Крыму, и уже по стране. В этой книге я честно рассказал, где родился, где воспитывался и учился, каков мой был жизненный путь до зоопарка «Сказка». И, конечно, как всё же создавался этот зоопарк - от маленького зооуголка и до сегодняшнего расцвета.

Я также включил в эту книгу судьбы животных, которые появлялись в «Сказке»: рассказал  о верблюде Гоше, медведе Марсике… Конечно, где-то я их очеловечивал, особенно обезьян, - а что удивительного? Они становятся членами семьи.

Ещё в 13 лет я рисовал дом, который хотел построить в будущем. Этот рисунок есть в книге. Видите, как он похож на здание на территории «Сказки»?

В книге описан весь сложный путь создания зоопарка, а это не только изучение животных и познание их особенностей. Это ещё и рассказ о моей борьбе с бюрократией, с чиновниками: я противостоял им, доказывал, что зоопарк нужен Ялте как курорту.

И, конечно, здесь говорится о моих достижениях, победах, политической деятельности, которая возникла именно из-за борьбы за зоопарк.

Мне хотелось, чтобы люди, которые хотят узнать больше о «Сказке» и о создателе этого уникального объекта, получили такую возможность. А если кто-то вдруг решит построить что-то подобное, пусть у него будет под рукой мой опыт. Я ничего не скрываю и без прикрас рассказываю, как, скажем, проектировал территорию или устройство вольеров. Каждый объект создан лично мною.

Что еще? Эта книга увековечила памятные фотографии, которым уже много десятков лет. Кто, когда видел эту мою жизненную тетрадь? Никто и никогда. А сегодня о ней уже знают сотни тысяч человек: у книги есть интернет-версия, ее постоянно скачивают.

Пишу я и о моей семье: без ее поддержки ничего не получилось бы.

Я осознаю, что иногда чуть приукрашаю действительность. И в то же время мне кажется, что я имею на это право. Посмотрите фотографии: это голое безжизненное поле, строительство парка – огромная работа! И ее проделала одна семья, причём порой при полном противодействии местных органов власти, а иногда и в состоянии локальной войны. В солнечной курортной Ялте баснословно дорогая земля; здесь всегда была, есть и будет процветать коррупция; здесь происходит конфликт множества интересов. А я, Олег Зубков, - не Миллер и не Ротенберг, - все равно сумел построить «Сказку», и вот уже двадцать лет она процветает.

Вторая ига о парке львов «Тайган» была написана гораздо быстрее (Первая книга вышла в 2014 году, вторая – в 2016. – прим. ЛМБ.)

Здесь все очень просто: я ставил задачу показать читателю, что было и что стало. А были просто разрушенные строения советской военной базы, здесь велись аэрокосмические исследования. К девяностым годам ее разобрали по винтикам, осталась только земля, она не представляла никакой ценности. А сегодня здесь построен уникальный парк, реализована ещё одна идея Олега Зубкова – как обычно, через преграды и препятствия. Вот об этом и книга.

Ну и, конечно, я подробно рассказываю о животных в парке, в том числе о самых больших кошках планеты: львах, тиграх.

Я часто слышу: «Не может быть, чтобы вы это построили один. Этого не может быть, потому что не может быть никогда». Теперь уже и мне самому так кажется. Во всяком случае, вопрошающих я понимаю.

ЛБ: А были ли другие планы? Построить что-то еще?

ОЗ: Конечно. Я привык созидать и имею для этого все возможности, а сегодня ещё и опыт, и средства.

В 2012 году председатель правительства Крыма Анатолий Могилев сказал: «Олег, а хочешь что-нибудь ещё построить? Так вот, всё, что ты захочешь сделать, будет поддержано правительством Крыма, препятствий никаких не будет». Анатолий Владимирович  увидел «Тайган» как продукт и понял, насколько расширяются возможности туристической сферы -  и не где-то на Южном берегу, где и так земля перенасыщена достопримечательностями, а именно здесь, в Крыму, рядом с Белогорском. Он увидел сотни автобусов, тысячи людей, которые приехали в мой парк, и дал мне такое обещание – возможно, эмоциональное.  

О нем говорят разное: коррупция, злоупотребление властью… Может быть. Сам я не сталкивался.  Одно скажу точно: он понимал, что на зоопарках не нужно делать коррупционное бабло. На зоопарках нужно строить имидж! 

Украинское правительство согласовало пять моих новых проектов:

  • крымский «Колизей», который должен был быть построен здесь, неподалеку от «Тайгана»;
  • парк «Суворовский» площадью 70 гектаров, вокруг Суворовского дуба;
  • первый парк аттракционов в Крыму «Белая скала»;
  • зоопарк «Солнышко» в Евпатории;
  • парк тигров в Севастополе.

А потом Крым перешел в состав России.

Я радовался этому, считал, что Крым будет развиваться еще лучше, а Россия будет очень ценить свой новый регион. Я видел успех Сочи. Я слушал слащавые речи на тему «ни один крымчанин не будет жить хуже, чем при Украине» и почему-то верил им.  В свои 45 лет я наивно полагал, что все будет только лучше.  

Но четыре последних года жизни в российском Крыму, к сожалению, для меня и для моих парков стали полным кошмаром. Об этих годах  я хотел бы забыть, вычеркнуть их из своей жизни. За это время я прошёл через сотни судов, уголовные дела, совершенно несправедливые претензии.

Самая известная касается гигантских букв «Парк львов «Тайган». Её видно издалека, за много километров. Три с половиной года я борюсь с местными властями против сноса этих букв. Они упорно их хотят снести только на одном основании: буквы не имеют итоговых документов на выделение под ними нескольких десятков квадратных метров территории, хотя они были одобрены прошлым составом правительства и собственниками земли. Есть протоколы заседаний.  Но при переходе не успели доделать все документы. И вместо преемственности, вместо пролонгации тех договорённостей, я получил распоряжение на снос этих уникальных букв, хотя моя рекламная конструкция вошла в книгу рекордов России как самая большая надпись на территории страны. И я уверен, что она войдёт в книгу рекордов Гиннеса, куда мы тоже подали заявки.

Таких примеров десятки.

ЛБ: Чего же от вас хотят? Денег? Покорности?

ОЗ: Они хотят, чтобы  Зубков не существовал как бизнесмен. Сегодня Зубковым пугают предпринимателей: «Хотите выступать против? Будете жить, как Зубков, регулярно получая от власти пинок».

Сегодня, не боясь последствий, я открыто говорю: мы перестали чувствовать себя полноценными людьми в обществе. Раньше я чувствовал себя человеком мира, для меня были открыты все двери, я летал в Европу, Америку. Я покупал животных по всему миру и спокойно оформлял в законодательном поле Украины, получал разрешения. Я никогда никому не платил взяток. Никогда.

К сожалению, в России без этого выжить невозможно, получить каких-то животных, либо отправить куда-то, либо просто развиваться – невозможно. Невозможно даже просто протестовать и иметь свою точку зрения.

Я не молчу – например, сейчас. Но голос мне обходится дорого, слишком дорого. Мало кто готов идти на жертвы. Мало кто может говорить смело, сравнивать, анализировать, давать честную оценку тем или иным событиям. Поэтому  мы видим людей, которые стоят на коленях и молят президента: «Помогите решить мой личный вопрос!». Только президент может решить  вопросы миллионов россиян. Или не решить. А многотысячная структура управленцев – не работает.

Я считаю, что такие проблемы, как буквы рекламного сообщения, должны решаться здесь, на месте, без молитвы к богу или президенту. Президент у нас прекрасный, но он не смог за 17 лет нахождения у власти воспитать свой актив, чтобы его политика работала на местах без его личного вмешательства.  

Я сам  яркий тому пример. В 2014 году позволил себе, находясь под влиянием патриотических чувств, заявить, что буду участвовать в выборах госсовета республики Крым. И даже поехал к Аксёнову (Аксенов Сергей Валерьевич, глава Республики Крым с октября 2014. – Прим. ЛМБ), спросил согласия и получил ответ: «Да, добро, конечно!». Он известный болтун.

И я сказал своей команде, что буду участвовать в выборах, буду доделывать то, что мы не доделали при украинском правительстве. Но я же не знал, что тут вмешается эта клановость, придёт аксёновщина! Что места будут поделены исключительно между своими.

Я согласился, не поставил это в вину, а просто ушёл из «Единой России». Написал заявление, зарегистрировал его в законном порядке.  Но оказалось, что в России так не принято. Я не знал, что в России не принято уходить из «Единой России»: ты сразу становишься врагом во всех отношениях. Исключили меня сильно позже, и за это тоже пришлось побороться.

Настроение было испорчено пониманием, что российский Крым начинается с таких нечестных выборов, что он отдан на откуп какому-то сомнительному человеку, который приобрел популярность на революционной волне. А позже отсутствие опыта и любви к Крыму привели к  тому, что Сергей Аксёнов всех стал делить на своих и чужих. Если ты сказал что-то против, ты чужой. Даже если ты порядочный, достойный человек. И это противостояние не прекращается: инсценированные уголовные дела, обвинения во всех смертных грехах… Мне пришлось доказывать невиновность в суде, и оказалось, как ни странно, что суды ещё не подвластны этому местному руководству.

За четыре года борьбы я стал сильнее, но все равно хочу их вычеркнуть из памяти. Мои парки не развиваются, я не получил ни одного квадратного метра земли, которая нужна мне для новых проектов. Все они заморожены, отвергнуты и похерены полностью.

Конечно, эта горечь прекрасно чувствуется в моей второй книге.

А сейчас, только что,  вышла третья книга, тираж уже у меня. В ней я просто собрал интересные истории из жизни ялтинского зоопарка «Сказка» и парка львов «Тайган», которые произошли с животными, за все эти годы. Книжка бюджетная, недорогая, купить ее может, наверное, любой желающий. Про политику там ни слова, все очень весело и увлекательно.

ЛБ: Есть ли желание написать что-то еще?

ОЗ: Это вопрос времени. Мысли-то всякие есть. Но, к сожалению, в последнее время они не очень конструктивные. Пожалуй, в виде книги я не буду их показывать.

__________________________________________________________________________

Отрывок из третьей книги Олега Зубкова «Происшествия в зоопарках»

История двадцать седьмая. Поражение и победа Лорда

Лорд — уникальный лев, который вошёл в историю парка львов «Тайган» как первый вожак всех прайдов. Приехав в парк уже весьма немолодым, он смог отстоять своё лидерство и безраздельно управлять всеми львами в сафари ещё долгих пять лет.

Немного истории из жизни Лорда. В зоопарк «Сказка» Лорд приехал из одного российского зоопарка, ему было несколько лет от роду. Конечно, тогда он был молодым львом с роскошной гривой и с настоящим царским характером. Я быстро подружился с ним, но Лорд не позволял с собой особого панибратства. Да к тому же вскоре у него появилась подруга жизни, львица по кличке Клеопатра, с которой у него, по понятным для меня причинам, сложились тёплые и тесные взаимоотношения. И тем не менее, я часто подходил к его вольеру, мы общались с Лордом, я гладил его по мощной львиной гриве. Так было долгих 15 лет нашей с ним жизни в зоопарке «Сказка». За эти годы Лорд и Клеопатра родили около 50 львят, которые в основном разъехались по другим зоопаркам.

И вот я построил настоящий рай для царствующих особ фауны — парк львов «Тайган». Конечно, Лорда и Клеопатру перевёз на просторы сафари, они этого заслужили, чтобы свою львиную пенсию провести достойно.

Кроме Лорда и Клеопатры в сафари приехали ещё десятки других львов из других зоопарков России, Украины и других стран.

В 2012 году парк был открыт, и львы вышли на просторы сафари. Поскольку я первопроходец в создании подобных парков нашей страны, то очень переживал о том, что и как будет происходить. Столько самцов на одной территории! Как они себя поведут, как разделят территорию, как поделят самок? Как отнесутся к посетителям? Будут ли все сыты? И так далее, и тому подобное. Вопросов у меня было больше, чем ответов. Разумеется, первое время я даже не мечтал, что смогу войти на территорию львов без оружия, без охраны…

Шло время, львы в сафари жили своей жизнью, устанавливая свои правила и порядки. Я часто становился свидетелем львиных боёв. Зрелище это, конечно, не для слабонервных. Особой жестокостью отличались два родных брата, поступившие из Николаевского зоопарка. Они действовали сообща, распределив обязанности при нападении на очередную жертву. Так, один из братьев находил жертву и начинал драку, второй ходил вокруг и ждал удобного момента, когда противник упадёт на спину и при этом его голова будет занята дракой с нападающим. Дождавшись удачного момента, второй брат подбегал и наносил один, но смертельный укус в пах жертве… Так братья убили нескольких львов. Мне пришлось их убрать из сафари. Нам такие львы не нужны!

С самого начала жизни Крымского сафари его вожаком стал Лорд. Но эта победа далась ему нелегко. Стоял знойный июль, у львов взаимоотношения ещё находились в стадии притирки, и стычки между самцами возникали то там, то тут. Однако несколько молодых львов объединились и напали на вожака. Лорд отчаянно сражался, но силы были явно неравными. Имея численное превосходство, молодые львы изматывали Лорда, нанося всё новые и новые укусы. После нескольких часов изнурительных и жестоких боёв вожак выбился из сил, его раны сильно кровоточили, он лёг обессиленным и не мог больше сопротивляться.

Молодые львы ждали смерти вожака, чтобы устроить передел сфер влияния в прайдах. Прошло несколько дней, но Лорд не приходил в себя, силы к нему не возвращались. Над ним стал кружить рой из чёрных мух — верный признак приближающейся смерти. Вокруг собрались преданные ему самки и молодые львы, члены его прайда.

Понимая всю жестокость законов природы, я не мог согласиться с мыслью, что теряю Лорда, теряю навсегда. Мне очень хотелось если уж не помочь Лорду, то хотя бы проститься с ним, пока он был ещё жив.

Июльским знойным вечером я открыл ворота сафари и вошёл на территорию львов. Со страхом, но уверено я направился к умирающему Лорду.

Сидевшие вокруг львы с удивлением смотрели на меня, человека, отважившегося войти на их территорию, но нападать на меня не спешили. Подойдя к беспомощно лежащему Лорду, не скрывая катящихся по щекам слёз, я склонился над его огромной мордой и стал гладить её, так же, как когда-то гладил её в зоопарке «Сказка» через прутья вольера. Лорд, узнав меня, стал издавать жалобные стоны, словно рассказывая мне о том, что он достойно сражался, отбивался, как мог, но его взяли числом, а не умением и силой…

Слушая стоны Лорда, я уже вовсю рыдал, вспоминая годы, проведённые вместе с ним, и всё, что нас связывало. Когда я гладил тело льва, то увидел, что под брюхом у него сочится гнойная жидкость. Подняв его заднюю лапу, я обнаружил большую рану на животе, через которую можно было видеть кишечник. Именно туда стремились попасть все эти чёрные мухи и отложить там свои личинки. Я подошёл к ограждению сафари и попросил, чтобы мне принесли перекись водорода, димексид, стрептоцид, чеми-спрей, марлевые тампоны и кой-какие инструменты. Мне быстро всё доставили, я начал обрабатывать рану. Чесночный запах димексида сразу же отпугнул назойливых мух. С помощью перекиси водорода я нейтрализовал инфекцию, а чеми-спрей, обладающий антибактерицидным действием, дал хороший закрепляющий и оздоравливающий эффект.

Здесь нужно сказать пару слов о том, что у львов очень сильный иммунитет. Своими шершавыми языками они способны зализать большинство своих ран, а их слюна обладает не меньшими лекарственными свойствами, чем те лекарственные препараты, которые я применял. Однако есть места, до которых лев не может дотянуться языком, и тогда инфекция начинает побеждать. Но если помочь льву и обработать эти раны, то выздоровление идёт очень быстро. Почувствовав значительное облегчение от боли, мою дружескую заботу, Лорд стал пытаться подниматься.

Не сразу, но ему это удалось. Превозмогая боль, он подошёл ко мне, уткнулся в меня своей огромной мордой. Мы стояли с ним посреди сафари: человек — царь природы — и лев — царь зверей. Что я тогда чувствовал, трудно передать словами. Сквозь слёзы я радовался всему вокруг: воскресшему Лорду, построенному сафари парку, всем львам, сидящим рядом и наблюдавшим за нами, радовался крымскому солнцу и всему многообразию жизни на нашей планете. Лорд явно не хотел меня отпускать, и мы отправились с ним обходить сафари.

Шли медленно, часто останавливаясь, поднимаясь на пригорки, спускаясь и снова продолжая путь. Лорд словно представлял меня своим львам, демонстрируя всю высоту наших взаимоотношений. Львицы преданно смотрели на Лорда и меня. Некоторые самцы, порыкивая, глядели с некоторым недовольством, но опускали головы перед нами. Это было наше с Лордом самоутверждение в сафари.

Не выдержавший своего бездействия в происходящем, наш фотограф дядя Слава спрыгнул с моста и стал фотографировать меня с Лордом.

После этого дебюта я стал регулярно заходить в сафари и укреплять свой авторитет среди львов. Лорд же очень быстро выздоровел и правил прайдами ещё четыре года, дожив до очень преклонного возраста. Умер Лорд своей смертью, до последних дней оставаясь мне преданным другом.

Сегодня в сафари стоит мраморный памятник Великому льву, мудрому Лорду, моему верному другу.

___________________________________________________________________________

ЛБ: Что будет с «Тайганом» и «Сказкой» дальше?

ОЗ:  Это проекты одного человека. Меня. Пока я есть – я их защищаю. Я выстраиваю работу крошечного коллектива, оптимизирую ее. Поэтому они рентабельны и продолжают существовать. Они живут. Есть сильная личность: Олег Зубков, который не боится не только львов, но и обнаглевших чиновников. И он с ними борется, противостоит.

Поставьте сюда другого директора -  и он не сможет ни руководить, ни зайти ко львам, ни отбиваться от этих нападок.

Парки очень уязвимы. Поставки мяса, ветеринария, проверки, спад посещаемости и многое другое… Здесь очень сложная, многофакторная экономика. Почти все зоопарки в мире убыточны и финансируются государством.  Это совершенно неслучайно! Животным нужно очень многое. А ведь я создал самую большую коллекцию хищных кошек в Европе, у меня более пятидесяти тигров, более восьмидесяти львов! На днях я показывал журналистам десятки малышей редких кошек и в том числе белых львов, уссурийских тигров, африканских тигров,  ягуаров... Дело живет!

ЛБ: Зубков будет отбиваться? Сопротивляться?

ОЗ:  Всегда будет, он по-другому не может. Он не может терпеть ложь, наглость и обман. Зубков всегда будет называть вещи своими именами. Я не злопамятный, я очень добрый человек, но есть, к сожалению, люди, которые причинили столько горя моим паркам и животным… такое забыть нельзя. История и время всех и всё расставит по местам.

ЛБ: В ваших книгах вы не пишете о конфликтах российских времён?

ОЗ: Нет. Но я постоянно пишу в блог, на моем сайте, а также в социальных сетях.  У меня пять каналов в YouTube и от трёхсот до пятисот тысяч просмотров ежедневно. Знаменитый ролик про волшебный тапок директора, набрал около миллиона просмотров буквально за сутки, и я сам удивился такой скорости, его подхватили СМИ по всему миру. А я там ничего особенного не делал и вообще не знал, что меня записывают.

Блогеры тоже проявляют ко мне интерес. Есть большие группы в соцсетях – например, группа Надежды Чуриковой в Петербурге, там 21 тысяча человек. Так что мое слово сейчас звучит достаточно громко.

IMG_0237ЛБ: Каким тиражом вышли ваши книги?

ОЗ: Кажется, тысяч пять у каждого издания. Я точно не помню, они все время допечатываются. Главное – десятки тысяч скачиваний электронной версии с моего сайта. 

Была мечта такая – рассказать, написать, выговориться. Я это сделал.

Книга – материальна. Её можно подписать, подарить. Она всё-таки авторская,  от души.

ЛБ: Сами всё писали? Или обращались за помощью?

ОЗ: Сам. Не люблю, когда мне что-то советуют или переделывают, получается уже не мой язык. Есть еще одна книга о «Тайгане», ее написал Василий Климов. Но она мне совершенно не понравилась: скучная, неинтересная. И непопулярная рядом с остальными. Я ее презентую только потому, что там хорошие мои фотографии со львами. А пишу теперь только сам.

Интернет дает все, что нужно. Любая заметка моментально уходит из моего блога на другие ресурсы. Аудитория огромная. При этом очень быстра и обратная связь: я каждый день получаю письма и отвечаю на них.  Так я могу знать, что хорошо в моих парках, а что плохо.  Без интернета я никогда не получил бы такой известности. Меня даже в Китае знают»! Сижу я однажды в гостинице, приходит мой переводчик и говорит: «Ты почему не сказал, что такой известный? Тебя вчера показывали по китайскому каналу в рубрике «Самый смелый мужик в мире», ты там тигра тапкой шлепал».

Мир сегодня очень быстрый и очень развитый информационно. Поэтому бумажные книги – они для души. Для удовольствия исключительно. Ставку на прибыль делать явно не нужно.

Будет потребность – напишу еще, с удовольствием. Может быть, о животных для детей. Но пока не чувствую тяги. Во-первых, уже есть множество отличных книжек на эту тему. Во-вторых, я рассказал уже обо всем, что мне дорого, в этих трех книгах, а повторяться не хочу.

ЛБ: Каково ваше отношение к контактным зоопаркам? Во время трагического пожара в Кемерово погибло около 200 животных в таком зоопарке. И было очень заметно, что времена меняются: внимание привлекла не только человеческая трагедия, но и мучительная смерть животных, эту проблему много обсуждали. Меняется ли отношение к зоопаркам?

ОЗ: В Ялте есть или был контактный зоопарк, билет туда стоит больше, чем в мою «Сказку». Я  против таких «заведений», которые размещаются в подвалах, на крышах, в торговых центрах. Этих животных тискают, мучают... Это всё какая-то пародия на зоопарк. Просто зарабатывание денег. Да, они должны быть закрыты. Куда печальнее, что ведь кто-то когда-то дал разрешение на открытие!

Если уж строить зоопарки, то настоящие, хорошие, как в Европе. Там их более полутора тысяч! Зоопарки Чехии и Польши расположены в прекрасных лесных зонах, в парках. Туда люди специально приезжают в выходные дни. Животные чувствует себя прекрасно, главный показатель их комфорта – размножение.

Мои зоопарки как раз славятся своей успешностью и благополучностью по состоянию животных, вольеров и не могут быть предметом критики.

ЛБ: Что бы вы изменили или дополнили в «Сказке» и в «Тайгане», если бы вам не выкручивали руки?

ОЗ: Я бы их значительно расширил. Сделал красивые входы, стоянки.  Как театр начинается с вешалки, так и любой парк начинается с подхода, с подъезда. Парки должны иметь возможность расширяться. И такая возможность была и есть и в «Сказке», и в «Тайгане». Здесь тысячи гектаров полей, совершенно бесплодных. Но увы…

Я мечтал и о бунгало-гостиницах среди жирафов, я мечтал и о слонах, купающихся в пруду и о медведях, лазающих по горам… Все это совершено реально. А пока я топчусь на месте.  Никакого развития нет, и вряд ли оно будет.

Дело к вечеру, солнце уже не жарит, мы выбираемся на территорию парка. Зубков садится в электромобильчик. Посетителей мало: он сам же и делает на этом акцент. Его узнают. Улыбаются: сначала несмело, потом от души. Самые настоящие поклонники. Просят сфотографироваться, Зубков никому не отказывает. Ребята уходят счастливые, оборачиваются. Они приехали в Крым из Новосибирска.

Мы едем дальше.

ЛБ: А переезд в другую страну вы рассматриваете?

ОЗ: Как раз завтра утром лечу в Португалию, вон лежит билет и паспорт с открытой шенгенской визой. Буду смотреть 100 гектаров земли на берегу Атлантического океана. Не уверен, что куплю эту землю, хотя цена разумная, 2 миллиона евро. Участок мне наверняка понравится, я видел фото: холмистая местность с прекрасными ореховыми деревьями, озерами, с инфраструктурой вокруг. Там нет зоопарков, зато есть туристы и есть желание властей помогать мне.

Такие предложения я получал из Черногории, Испании, Ирана… около десяти стран предлагали мне сделать подобный парк. Два года не решался поехать. Но сейчас поеду, посмотрю.

IMG_6132Переезд… означает смерть «Тайгана» и «Сказки». Если не я, то кто? В сутках 24 часа. Либо ты выкладываешься сам, делаешь и контролируешь, – и тогда все получается как надо, либо животным будет плохо. Да, когда-то с обиды я собирался взять и уехать. Но потом… Представьте: выходишь на территорию и смотришь в глаза этим жирафам, львам, тиграм, понимая, что ты их оставляешь здесь на бездушных гоблинов.  Почему ты должен уезжать, почему ты должен оставить свой труд в четверть века здесь? На кого ты это всё бросишь? Ты дорожишь своей жизнью, ты хочешь комфортной среды, чтобы где-то там в Испании или Португалии построить парк. А как ты будешь жить с тем, что ты это всё здесь потерял? И в конце концов принимаешь решение: лучше я буду здесь жить и попытаюсь что-либо сделать здесь в Крыму, который мне дорог, любим, в котором мне комфортно, где выросли мои дети.

Уже случилось, уже произошло. Остается принять и жить. Вот я и живу.

ЛБ: Какая сейчас посещаемость у ваших парков? Сейчас середина июня – сколько человек приходит в день?

ОЗ: Ничтожная посещаемость. Сейчас, в пять часов вечера восьмого июня мы проедемся по аллеям и увидим какие-то редкие десятки посетителей. При Украине были бы сотни. Пик посещаемости этого парка был в 2013 году: более полумиллиона человек за сезон. В 2017 году – менее 200 тысяч.

Есть объективные обстоятельства: дороговизна отдыха в Крыму. Я летел из Москвы, со съёмок на Первом канале, буквально два дня назад. Нужно было взять два билета. Я заказал в аэропорту один билет за 14,5 тысяч, второй - за 26. Это эконом! Тут же предложили бизнес за дополнительную плату. Я говорю «и так хватит». Прилетел в этом экономе, поджав под себя ноги.

Дороги полупустые, Крымский мост полупустой… Крым - очень дорогой курорт с неясным пока до конца статусом, с отвратительным сервисом, с непостроенными пока дорогами,  очень красивым и очень дорогим аэропортом. Построили новый терминал – и сразу подняли цену за обслуживание самолетов, а стоянка автотранспорта теперь стоит тысячу рублей в час, после первых бесплатных 15 минут.

У меня есть вертолёт. Я часто летаю вдоль берега, смотрю на пляжи: и дикие, и городские. Восточный Крым – голый, пустой. Нет ни «дикарей»-палаточников, ни автомобилистов. Да, пляж «Интуриста» заполнен людьми. А остальное побережье? Оно просто выживает. Выйдите в разгар сезона на набережную Судака, Феодосии.  Вы увидите на центральной улице закрытые рестораны, кафе. На Меганоме (Мыс Меганом неподалеку от г. Судак, «место силы», необитаемый сухой пустынный регион с многочисленными пешими маршрутами. – Прим. ЛМБ) раньше было штук пятнадцать магазинчиков, ресторанчиков, кафешек. Сейчас осталось штук пять.

У всех просадка, везде.

Я более-менее держусь за счёт известности, эксклюзивности. Чем больше меня пытаются уничтожить власти, чем сильнее меня кошмарят, тем больше народ сплачивается вокруг моих парков. И посещает их, и приходит поддержать. Часто работает любопытство: «Что это за Зубков такой? Надо глянуть». А в целом крымский турбизнес в… не очень хорошем состоянии.

Панорама

Ну и жизненный уровень людей физически падает. Я это могу сказать как раз на примере своего парка. Когда-то эти 15 долларов были ни о чём, нормальная плата за вход в зоопарк. А сегодня,  при возросших во много раз затратах, мне впору думать о снижении цены на билеты. (Билет в «Тайган» для взрослого стоит 900 рублей, детский – 450. – Прим. ЛМБ.)

Народ физически не может платить. Я устаю подписывать благотворительные заявки, их никогда столько не было. Инвалиды, сироты, малоимущие и так далее. Страна беднеет, народ беднеет. А по телевизору все хорошо…

ЛМБ: А вы собой довольны? Всё делали правильно? Не в чем себя упрекнуть?

ОЗ: Всё делаю, как могу. В силу знаний, опыта, характера. Возможно, в чем-то и неправ, но такова жизнь. Был этаким ботаником в очках или мямлей – растоптали бы давно.

Я не просто создаю свои парки, но еще и способен их защитить в условиях непобедимой противостоящей системы.

Я устоял. Я жив, здоров. Я счастлив оттого, что сохранил свои парки. Ко мне приходят люди, приезжают артековцы.  Здесь рождаются малыши. Я работаю и остаюсь самим собой. Даже в интервью с вами говорю, не оглядываясь на то, что подумают обо мне Аксёнов или его  приближённые. Да, я собой доволен. В мае мне исполнилось пятьдесят лет. Считаю, что  не напрасно прожил жизнь. Как мужчина, воспитал двоих сыновей,  построил дом, посадил тысячи деревьев. Я спас тысячи жизней, породил новые тысячи жизней, причём редких, эксклюзивных – это тигры, львы, обезьяны, жирафы…

У меня есть друзья, сторонники. На юбилей собралось триста человек.

Я живу, творю.  Кто-то без ума от меня, кто-то ненавидит. Это нормально. У человека не могут быть все в друзьях, иначе он проститутка.

Я очень люблю Россию и от всех души желаю ей процветания. К сожалению, вижу много обмана, разграбления,  падения уровня жизни людей…

ЛБ: Хочу еще поговорить про книжки. Если речь идет об авторах - непрофессиональных писателях, кому, на ваш взгляд, стоит писать? И кому лучше воздержаться?

ОЗ: Тут один критерий: читаемость, востребованность написанных книг. Сегодня столько умных писак... Я никогда не забуду книгу Виктора Петровича Астафьева «Царь-рыба». Когда я мальчишкой читал эти рассказы, они производили на меня огромное впечатление!

А сегодня, извините, я многое даже читать не могу.  

Писать может любой желающий, но критерием этого писательства, этой писанины является востребованность этой книги, всего-навсего.

ЛБ: Пока не напишешь, не узнаешь. Вы же тоже не узнали, пока не написали?

ОЗ: Конечно, мне приятно, что мои книги востребованы, что меня часто просят выслать их почтой, подписать: люди приезжают, покупают их в парке… Экономически книга давно отбилась, продадим этот тираж  - закажем еще.

ЛБ: Как вы выбирали издателя?

ОЗ: Толком уже не помню. Первую книгу делал в Херсоне, вторую здесь, в Симферополе. Отдал текст и фотографии, дальше они всё сами.

ЛБ: Издавали за свой счет, верно?

ОЗ: Разумеется.  Никогда не бегаю ни за кем со словами: «Я хочу написать книгу, спонсируйте её». Мне нужно? Я сделал. Всё.

 

Вернуться в раздел «Интервью» Написать главреду

Что еще почитать?

«Интервью с главредом»: зачем? Для кого?  Кто может принять участие? «Интервью с главредом»: зачем? Для кого? Кто может принять участие?
17 июня 2018 г.
Я главный редактор издательства. Само собой, постоянно общаюсь с авторами. В основном, это непрофессиональные писатели, то есть занимаются эти прекрасные люди вовсе не писательством и зарабатывают себе на жизнь вовсе не книгами.
Дмитрий Норка: «Что общего у хорошего продавца и хирурга? Оба любопытны, оба хотят знать, что там внутри!» Дмитрий Норка: «Что общего у хорошего продавца и хирурга? Оба любопытны, оба хотят знать, что там внутри!»
20 августа 2018 г.
Дмитрий Норка — эксперт во многом: и в продажах, и в тренерской работе, и даже в банном деле и сыроедении. Притом он удивительно органичный и обаятельный человек. Я с удовольствием пригласила Дмитрия на беседу, воспользовавшись служебным положением.
Владимир Васкевич: «Не люблю громкие заголовки о безграничных возможностях инвалидов. Расскажите сначала, какой интересный человек, а уже потом, сколько он преодолел» Владимир Васкевич: «Не люблю громкие заголовки о безграничных возможностях инвалидов. Расскажите сначала, какой интересный человек, а уже потом, сколько он преодолел»
24 августа 2018 г.
Полное отсутствие зрения — такова реальность, в которой путешественник Владимир Васкевич живет с рождения. Однако в свои 24 года он посетил больше 20 стран, преодолел на попутных автомобилях 10 тысяч километров через всю Россию, написал и издал книгу.